Розыск!Ищем дедушку всех языков.

История Вавилонской башни — причудливая попытка объяснить очень интересный вопрос: какой был первый язык и почему их сейчас так много?

Что самое интересное, это не просто то, как мы получили несколько языков, а то, как мы определяем, без использования машины времени, какие современные языки связаны между собой. Чтобы сделать это, лингвисты-историки сравнивают большое количество слов на разных языках, ища сходства, которые не могут быть объяснены другими факторами, такими как звукоподражание (для кошки — это что-то вроде «мяу» на нескольких языках, очевидно, для этого есть очевидная причина) или заимствование (слово «чай» в большинстве языков звучит как «те» или «ча», но это слово можно проследить для торговых путей из разных частей Китая!).

Красные точки представляют языки со словами, относящимися к «tea», а синие точки представляют языки со словами, относящимися к «чай».

Сходства, которые являются убедительным доказательством общего происхождения, могут поначалу совсем не походить на сходство. Например, сравните английские слова «father»(отец), «leg»(нога), «far» (далекий )и «five»(пять) со словами древнегреческого, означающими одно и то же: патер, подос, пер (технически «вперед») и пенте. Заметьте что-нибудь? Все английские термины начинаются со звука «f», а древнегреческие — со звука «p». Когда вы соберете целую серию систематических параллелей, подобных этой, на нескольких языках (мы можем добавить латинские pedes и немецкий Fuß, например, оба означают «фут»), вы можете начать выяснять, что такое общий предок, известный как прото язык.

Общий предок английского, латинского, греческого, русского, гэльского, хинди и многих других языков, на которых говорят в Европе и Индии, известен как протоиндоевропейский, в то время как более поздний общий предок только английского, немецкого, голландского, норвежского и других германских языков известен как протогерманский. Видео(для тех кто знает английский) ниже описывает больше этих систематических звуковых изменений между протогерманским и остальными индоевропейскими языками и как они были обнаружены лингвистами, включая братьев Гримм (да, именно эти братья Гримм).

Мы можем довольно неплохо идти шаг за шагом с этим базовым уровнем сравнения языков — современных или тех, для которых у нас есть только письменные записи, — который позволил лингвистам разработать около 50 вапиантов(!) протоязыков с различными уровнями детализации. Но проблема реальной машины времени возникает, когда мы пытаемся пойти еще дальше, назад к тому, кем мог быть общий предок этих протоязыков. Поскольку нет ни одного современного человеческого общества, которое не способно к языку, и любой ребенок может выучить любой язык, вполне разумно предполагать, что мы, вероятно, использовали язык, когда первые генетически-современные люди начали распространяться по всей Африке и за ее пределами. Но, в отличие от кухонной утвари или охотничьего оружия, языки не оставляют физических артефактов при разговоре.

И, к сожалению, это означает, что любая теория первого человеческого языка должна основываться на чертовски хлипких доказательствах. Эта проблема была признана еще в 1866 году, когда Лингвистическое общество Парижа запретило дальнейшие публикации по этой теме, и хотя к этому запрету уже не прислушиваются, все равно нет общего соглашения относительно того, откуда появился язык или как звучали самые ранние из них.